Будущий Китай — переосмысление, локальный взгляд из США от Stephen Roach

На аналитическом сайте project-syndicate.org в мае 2017 года опубликована статья Rethinking the Next China (Будущий Китай — Переосмысление), автором котрой является бывший председатель Morgan Stanley Asia и главный экономист фирмы, старший научный сотрудник Yale University’s Jackson Institute of Global Affairs и старший преподаватель  Yale’s School of Management. Он есть автором книги стоимостью $40  Unbalanced: The Codependency of America and China («Разбалансировка: созависимость Америки и Китая»)

Прочтение статьи STEPHEN ROACH Rethinking the Next China показывает, что автор (американец)  по разным причинам упустил, на взгляд редакции нашего сайта,  ряд особенностей КНР, которые лучше видны из Украины, России и бывшего постсоветского пространства в случае применения геополитического анализа с учётом исторических, экономических, военных и других аспектов. Кроме того, на наш взгляд, STEPHEN  ROACH слишком акцентирует и неточно трактует взгляды и действия Президента Трампа о необходимости вернуться к политике «изоляционизма» США или «Америка превыше всего».  Но, STEPHEN S. ROACH признаёт, что ошибался с некоторыми прогнозами в отношении Китая в 2014 году и их нужно корректировать в связи с изменяющимся поведением объекта прогноза (КНР).

В связи с тем, что точность геополитического анализа перпектив КНР имеет огромное значение для мира и большинства людей, на сайте предусмотрена публикация статьи «Переосмысление следующего Китая — локальный взгляд из Украины и России». Ну, а пока приводится текст статьи из издания project-syndicate.org, включая изображение-ссылку для перевода денег для поддержки данного проекта (STEPHEN S. ROACH, Support Press Freedom)

STEPHEN ROACH, Rethinking the Next China (Переосмысление следующего Китая)

На протяжении последних семи лет я читаю в Йельском университете пользующийся популярностью курс под названием «Будущий Китай». С самого начала основное внимание в этом курсе удалялось вопросам переходного периода в современной китайской экономике, а именно, её сдвига от модели производителя, которая долгое время была успешной, к модели, опирающейся в большей степени на потребление домохозяйств. В этих лекциях рассматриваются также угрозы и перспективы, возникающие в ходе этой разбалансировки, и её последствия для стабильного развития экономики Китая и мира в целом.

Многие важные кирпичики переходного процесса в Китае встали на своё место (особенно это касается быстрого роста сектора услуг и ускорения процесса урбанизации), однако сейчас наблюдается несомненный новый и очень важный поворот. Китай, похоже, стал превращаться из пользователя глобализации в её двигателя. Новый Китай повышает ставки на свою связь с интегрированным миром, благодаря чему возникает новый набор рисков и перспектив.

Признаки поворота появились ещё несколько лет назад. Стратегический сдвиг во многом стал следствием личной инициативы председателя КНР Си Цзиньпина, в частности, его внимания к идее «Китайской мечты». Изначально эта мечта была некой националистической мантрой: восстановление сил, благодаря которому Китай вернёт себе былую роль на глобальной сцене, соизмеримую со статусом второй по размерам экономики мира.

Однако сейчас «Китайская мечта» обретает форму конкретного плана действий, в центре которого находится программа «Один пояс, одна дорога» (OBOR). Это амбициозная, панрегиональная инициатива в сфере инфраструктуры, которая сочетает экономическую помощь с демонстрацией геостратегической силы и опирается на новый набор китаецентричных финансовых учреждений – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый банк развития стран БРИКС, фонд «Шёлковый путь». Для тех из нас, кто изучает экономическую трансформацию Китая, такое развитие событий трудно назвать заурядным. И хотя переходдной процесс ещё продолжается, я бы сделал акцент на трёх предварительных выводах по этому поводу.

Во-первых, Китай не совершил полный разворот. Я – экономист, и мне свойственно делать слишком большой акцент на экономических моделях и соответствующее допущение, будто власти могут переключаться с одной модели на другую. Однако реальность не является такой чёрно-белой – ни в Китае, ни в какой-либо другой стране.

Руководство Китая, по сути, признает сейчас, что стратегия роста, основанного на потреблении, оказалась труднее в реализации, чем предполагалось изначально. С 2010 года доля потребления в ВВП выросла всего лишь на 2,5 процентных пункта. Это намного меньше роста личных доходов, которого можно было бы ожидать после повышения доли сектора услуг в ВВП на 7,5 процентных пунктов и доли городского населения с высокими зарплатами в составе населения на 7,3 процентных пунктов за тот же период.

Такое расхождение объясняется, главным образом, дырявой системой социальной защиты, которая стимулирует к высокому уровню сбережений на чёрный день из-за страхов за будущее. Тем самым, тормозится рост дискреционного потребления. Хотя Китай сохраняет верность стратегии дальнейшей урбанизации и развития сектора услуг, он решил обратиться к новому внешнему источнику экономического роста для компенсации дефицита внутреннего спроса.

Во-вторых, глобальный натиск Китая обладает многими чертами старой модели производителя. Он позволяет перенаправить избыток внутренних мощностей, вызывающий растущую тревогу, на удовлетворение инфраструктурных потребностей проектов OBOR. При этом он опирается на госпредприятия в качестве мотора данных инвестиций, что тормозит давно назревшие реформы в этом раздутом сегменте китайской индустрии.
Оборотной стороной новоявленной поддержки производственной модели роста стало снижение приоритета стратегии роста, основанного на потреблении. В ежегодном «Рабочем докладе» премьер-министра Ли Кэцяна (это программный документ по вопросам экономической политики) акцент на структурной трансформации, движимой потреблением, снижается на протяжении уже двух лет (в 2016 и 2017 годах эта задача была поставлена на третье место, при этом так называемые меры на стороне рыночного предложения получили более высокий приоритет).

В-третьих, новый глобальный подход Китая отражает изменения в управлении страной. И консолидация власти Си Цзиньпином является лишь частью более широкой картины. Перенос центра принятия экономических решений из Комиссии по национальному развитию и реформам при Госсовете в так называемые малые руководящие группы КПК имеет особенно важное значение, так же как и начатая антикоррупционная кампания, усиление цензуры в интернете, введение нового регулирования для неправительственных организаций.

В централизации власти трудно не увидеть иронии. Дело в том, что ранее Си Цзиньпин обещал порвать с глубоко укоренившимися властным блоками, а в объявленных в ноябре 2013 году на Третьем пленуме ЦК КПК реформах акцент делался на предоставлении более важной роли рынкам.

Однако в новом глобальном натиске Китая есть и более глубокая ирония. Он начат на фоне популистской реакции антиглобалистов, охватившей многие развитые страны. Обладая экономикой производителя, Китай долгое время получал самые большие выгоды от глобализации, как с точки зрения роста экономики, ориентированной на экспорт, так и с точки зрения снижения бедности, благодаря применению избыточной рабочей силы. Такой подход сейчас зашёл в тупик из-за нарастающих внутренних дисбалансов в Китае, посткризисного торможения глобальной торговли, роста протекционистских настроений, мишенью которых является Китай. В результате, новые попытки Китая получить дополнительный толчок с помощью глобализации наталкиваются на серьёзные проблемы.

Появление более глобального Китая имеет важные последствия и для китайской внешней политики. Территориальные споры в Южно-Китайском море особенно заметны, однако расширения присутствия Китая в Африке и Латинской Америке тоже начинает привлекать повышенное внимание. Новая стратегия страны поднимает, наверное, самый важный вопрос из всех: сможет ли Китай занять место гегемона, освободившееся после того как президент США Дональд Трамп провозгласил изоляционистский подход под лозунгом «Америка прежде всего».

Будущий Китай обретает формы страны с большей ориентацией на внешний мир, с большей напористостью и с больше концентрацией власти, чем я предвидел, когда начинал читать данный курс в 2010 году. Одновременно создаётся впечатление, что Китай стал менее привержен программе рыночных реформ, касающихся стимулирования личного потребления и реструктуризации госпредприятий. Трудно судить, изменится ли из-за этого конечный пункт на пути ребалансировки Китая. Я надеюсь, что это не так. Впрочем, именно благодаря таким сюжетам и интересно преподавать прикладной курс, в котором приходится следить за постоянно движущейся мишенью.

Справка про автора статьи.  Stephen S. Roach, former Chairman of Morgan Stanley Asia and the firm’s chief economist, is a senior fellow at Yale University’s Jackson Institute of Global Affairs and a senior lecturer at Yale’s School of Management. He is the author of Unbalanced: The Codependency of America and China.

Источник: Rethinking the Next China

 

Лицемерный постпред КНР в ООН обеспокоен ескалацией в Украине, но не призвал РФ прекратить агрессию против Украины

Постпред КНР в ООН Лю Цзеи продолжает сохранять линию по «урегулированию» ситуации на востоке Украины «с учетом интересов всех сторон».  Об этом он заявил во время заседания Совета Безопасности Организации по ситуации в Украине.

«Китай внимательно следит за ситуацией в Украине и выражает обеспокоенность последней эскалацией, в результате которой погибли гражданские лица», — заявил китайский представитель об обострении конфликта в районе Авдеевки.

Он призвал стороны неукоснительно выполнять режим прекращения огня и быть приверженными политическому решению.

«Должно быть найдено фундаментальное и долгосрочное решение конфликта, которое учитывало бы права и чаяния всех регионов и этнических групп, а также учитывало бы разумное беспокойство сторон для того, чтобы найти равновесие между интересами всех сторон», — заявил представитель КНР.

Он также подчеркнул: Китай придерживается мнения, что все стороны должны выполнять Резолюцию СБ ООН 2202 с целью обеспечения прекращения боевых действий и насилия, а также выполнение Минских договоренностей. Он призвал к проведению диалога консультаций.

Удивительно, что китайский высокопоставленный чиновник Лю Цзеи до сих пор не знает или делает вид, что не знает сути российской гибридной агрессии против соседней Украины.

Постпред КНР в ООН Лю Цзеи должен понять, что Украине нету конфликта  этнических групп и регионов — несмотря на все усилия путинского режима. Но, есть гибридная агрессия Российской Федерации против соседней Украины. Путинский режим в РФ вызывающе нарушил международное право в Молдове, Чечне, Ингушетии, Южной Осетии и в Грузии, в Украине, в Сирии. Все цивилизованные страны, в отличие от КНР, в явной форме осудили российскую гибридную агрессию против Украины.

Бизнес КНР нельзя пускать в другие страны, потому что такие китайские чиновники как Лю Цзеи будут лицемерно разжигать и (или) поддерживать войны, чтобы ослабить торговых партнёров и поставить в полную зависимость от китайцев. Нынешняя китайская внешняя политика такая же низкокачественная и фальшивая как и китайская продукция широкого потребления.

Очевидно, что во внешней политике в 21-м веке КНР пользуется древними стратагемами того времени, когда Китай был раздробленным на множество воюющих между собой ханств, см. статью: 36 китайских стратагем — китайский ящик Пандоры?

По материалам новостных СМИ подготовил Иван Чернышов 

Заявление посла Лиу Цзеи на заседании Совета Безопасности по Украине:

Заявление посла Лиу Цзеи на заседании Совета Безопасности по Украине :

I thank Under-Secretary-General Feltman; Ambassador Apakan, Chief Monitor of the Organization for Security and Cooperation in Europe Special Monitoring Mission to Ukraine; and Under-Secretary-General O’Brien for their briefings.

China has been following the situation in eastern Ukraine closely, and is concerned about the recurring hostilities that have resulted in civilian casualties. We have taken note of the fact that the Normandy format and the Trilateral Contact Group in Minsk held consultations on the implementation of the Minsk agreements and promoting a peaceful resolution to the Ukrainian issue. We call on the parties to the conflict to strictly abide by the ceasefire regime and remain committed to a political solution. There must be a fundamental and long-term solution to this conflict that will both accommodate the legitimate rights and aspirations of all regions and ethnic groups and address the reasonable concerns of all the parties concerned, in order to strike a balance among the interests of all sides.

China is of the view that all parties should fully implement resolution 2202 (2015), enforce the cessation of hostilities and violence and implement the Minsk agreements. They must remain committed to seeking a comprehensive, lasting and balanced solution to the Ukrainian issue through dialogue and consultation, so as to help achieve peace, stability and development in Ukraine, harmonious relations among all ethnic groups and peaceful coexistence between Ukraine and countries of the region. The international community should continue to support every diplomatic effort for a political solution. Council discussions on the issue should contribute to the easing of tensions on the ground and a proper solution to the Ukrainian question.

Несмотря на российскую оккупацию, в 2016 году Украина экспортировала рекордный объем зерновых

Несмотря на российскую оккупацию отдельных районов Украины, в 2016 году Украина экспортировала рекордный объем выращенных зерновых — 40200000 т. Это почти на 7,5% больше объемов их экспорта в 2015 году.

В том числе, пшеницы было экспортировано 17900000 т, кукурузы — 17300000 т, ячменя — 4800000 т.

Лидирующую позицию в рейтинге крупнейших импортеров украинских зерновых несколько лет подряд удерживает Египет, доля которого в общем экспорте этой продукции в прошлом году составила 12,4% — $ 755 млн. В стоимостном измерении. Китай остался на втором месте с долей 7,6%, а Испания на третьем — 7,1%.

Однако, рекордные объемы экспорта зерновых культур в 2016 году из-за падения мировых цен на сырье не принесли рекордной валютной выручки. Она осталась почти на уровне 2015 года — около $ 6100000000.

Крупнейшими покупателями украинского зерна в 2016 году, как и ранее, были страны Азии, Африки и Европы.


Характерным признаком 2016 года в экспорте отечественных зерновых стало дальнейшее усиление азиатского вектора. Страны этого региона заняли 9 мест в ТОП-10 основных импортеров отечественных зерновых с суммарной долей 54,3%. При этом они вытеснили с пятого места Италию, с седьмого — Нидерланды, с десятого — Тунис, которые занимали эти страны в ТОП-10 в 2015 году. Только Испания сохранила за собой третье место.

Индонезия прошлого года в 2,1 раза увеличила объемы импорта зерна в стоимостном объеме — до $ 331 млн. Ее доля в украинском экспорте зерновых выросла до 5,4%. Как результат, Индонезия переместилась с одиннадцатого места на четвертую позицию в ТОП-10. Возможно, украинско-индонезийское сотрудничество будет развиваться в направлении усиления военно-технического сотрудничества — в Индонезии прошла успешное испытание партия украинских БТР-4м.

Настоящей «изюминкой» 2016 стала Индия, которая в предыдущие годы почти не закупала зерновые в Украине. В прошлом году стоимостный объем экспорта отечественного зерна в эту страну составил $ 316 млн. США — 5,2% в общем экспорте этой продукции. Как результат, пятое место в ТОП-10.

Таиланд, увеличив объемы закупок в стоимостном измерении до $ 301 млн. с долей 4,9% переместился с девятого на шестое место в рейтинге основных импортеров зерновых культур. Возможно, украинско-таиландское сотрудничество будет развиваться в направлении усиления военно-технического сотрудничества — Таиланд успешно эксплуатирует украинские БТР-3 и танки «Оплот». Украина продолжает поставлять танки «Оплот М» в Таиланд, несмотря на российскую агрессию и попытки сорвать этот контракт любой ценой. Премьер-министр Медведев предлагал танки Т-90 даже в обмен на тропические фрукты.

Более  сравнению с 2015 годом, закупили украинского зерна Иран (4,9%) и Бангладеш (4,8%). Это позволило им переместиться из второй десятки импортеров в ТОП-10.

Более 3% в общем экспорте этой продукции составляли доли Саудовской Аравии, Южной Кореи, Италии, Ливии, Нидерландов и Туниса.

Всего на указанные 14 стран приходится более 75% в стоимостном объеме экспорта украинских зерновых культур.

Источник: Национальный научный центр «Институт аграрной экономики», сообщение член-корреспондента НААН Украины Николай Пугачев

Несмотря на российскую оккупацию, экспорт подсолнечного масла из Украины достиг рекордной отметки

Несмотря на российскую оккупацию части украинской территории, в 2016 году экспорт подсолнечного масла из Украины достиг рекордной отметки в 4800000 т, превысив показатель 2015 году на 23%. Выручка от ее продажи составила $ 3,7 млрд., что на 22,3% больше, чем в предыдущий год.

По словам заместителя директора Национального научного центра «Институт аграрной экономики», член-корреспондент НААН Николая Пугачева, в 2016 году почти 43% масла, экспортируемой из Украины, закупили две страны — Индия и Китай. При этом стоимостная доля Индии, где отечественная масло — преимущественно подсолнечное, составила 29,4%. Доля Китая в два раза меньше — 13,3%. Доли остальных основных импортеров значительно меньше Нидерланды (8,1%), Испания (7,1%), Италия (6,2%), Иран (5,4%), Франция, Египет и Турция (по 3,0% ).
Вместе эти страны аккумулируют около 79% стоимостных поставок масла на внешние рынки.

В целом, продукция растениеводства традиционно преобладает в экспорте агропродукции Украини. Главными продуктами в ней, кроме зерновых, является масличные культуры и растительное масло.

По данным Государственной службы статистики Украины, в 2016 году стоимость экспорта семян масличных культур составила $ 1,5 млрд. Это на 3,9% больше, чем в 2015 году.

Объемы поставок этой продукции на внешние рынки выросли на 6,6% — до 4 млн т, в том числе экспорт сои составил 2700000 т, рапса — 1,0 млн т.

Основными покупателями украинских масличных культур и масла в 2016 году, как и в предыдущие годы, являются страны Азии, Европы и Африки.

Лидирующую позицию среди импортеров масличных культур из Украины занял Египет (19,7%), потеснив на второе место Турцию (18,9%). Значительны также доли Ирана (9,6%), Польше (6,5%), Франции (6,5%) и Германии (5,5%). Заметно высоки доли Нидерландов, Бельгии и Греции. Суммарная доля указанных стран составляет более 78% от общей стоимости экспорта масличных.

Китай и Украина одинаковы по «лёгкости» ведения бизнеса

Всемирный банк, начиная с 2001 года,  ежегодно определяет Индекс легкости ведения бизнеса (Ease of Doing Business Index ) — индекс для сравнения простоты предпринимательской деятельности в разных странах мира.

Высшие оценки в индексе свидетельствуют о лучшем и, как правило, более простом регулировании бизнеса, а также о более сильной защите прав собственности. Целью построения индекса является обеспечение данным исследований влияния регуляции бизнеса государством на экономический рост. С начала проекта в ноябре 2001 года было опубликовано более 800 научных исследований, которые используют один или несколько индикаторов предложенных в индексе или в предыдущих связанных исследованиях. Результаты исследований указывают на сильную взаимосвязь между улучшением правил ведения бизнеса и ростом экономики.

В соответствии с Ease of Doing Business Index, в 2015 году Китай занимал 80 место, а Украина — 81 место среди 185 стран. В 2016 году — Китай переместился на 78 место, а Украина на 80  место среди 185 стран. С учётом того, что РФ ведёт против Украины необъявленную гибридную войну и оккупировала заметную часть украинской территории, то индекс легкости ведения бизнеса в Украине по сравнению с Китаем значительно лучше.

Понятно, что и Китаю, и Украине есть над чем работать в сфере улучшения условий ведения бизнеса.

Российская Федерация по лёгкости ведения бизнеса — на месте номер 40, что значительно лучше. Но что-то подсказывает, что это место сильно завышено…

См. также Википедию:

Ease of doing business index

Індекс легкості ведення бізнесу